Нефаз

31. Укажите место установки реле обратного тока на автомобиле КамАЗ.
1. Установлено в реле-регуляторе и смонтировано под облицовочной панелью передка.
2. Смонтировано в узле щеткодержателя.
3. В генераторе переменного тока, где установлен полупроводниковый выпрямительный блок, исключена необходимость установки реле обратного тока.
запчасти Нефаз
32. Какое устройство служит для защиты генератора переменного тока от перегрузок и предотвращает перегрев обмоток генератора?
1. Ограничитель тока.
2. В генераторе сила тока ограничивается повышением индуктивного сопротивления его обмоток при большой частоте вращения ротора, и нет необходимости в установке специального защитного устройства.

Запчасти Камаз

27. Какой генератор устанавливается на автомобили КамАЗ с 1980 года?
1. Генератор Г270.
2. Генератор Г273А.
3. Генератор Г272.
28. Какой генератор устанавливают на автомобили КамАЗ с 1985 года?
1. Генератор Г272.
2. Генератор Г273А.
3. Генератор Г273В.
Полный каталог запчастей Камаз от отечественных и зарубежных производителей
29. Каково номинальное напряжение генератора, установленного на автомобиле?
1.28 В. 2.24 В. 3.14 В. 
30. Укажите тип регулятора напряжения и место его установки на автомобилях, выпускаемых с 1980 года.
1. Бесконтактно-транзисторный регулятор напряжения РР 356, установлен под панелью щитка приборов.
2. Бесконтактно-транзисторный регулятор напряжения РР 350, установлен под передней панелью кабины.
3. Интегральный регулятор напряжения Я120АТ (Я120М), смонтирован в узле щеткодержателя генераторной установка.

происхождение слов

Вот, к примеру, русское слово изба. Оно берётся от слав, ИСГЖБД (знак ъ читается как о). Истова означает истопленная (тёплая). Корень здесь топ (ср. др. русск. топл - тепло). С ним согласуются серб, топал, чеш. teply, рум. top (топить), русск. топка (печь), санскр. топати (греть) и т.д. Одним словом, изба, это тёплое, истопленное помещение, в отличие от южного понятия хата (хаза), дом обычно неотапливаемый.
24. При каком техническом обслуживании промывают и смазывают трущиеся поверхности штока и шпилек контактной системы выключателя массы?
1. ТО-1. 2. ТО-2. 3. СТО.
25. Укажите величину выступающей части штока над опорной поверхностью фланца при полностью нажатой кнопке механизма ручного выключения выключателя ВК860В.
1. 1,5... 2,5 мм. 2. 4,5... 5,5 мм. 3. 6,5... 7,5 мм.

каталог запчастей Нефаз

26. Что может быть причиной межвиткового замыкания обмотки выключателя массы?
1. Повышенное напряжение в системе электрооборудования, вызванное отключением АБ при работающем генераторе.
2. Сваривание контактов реле блокировки.массы.
3. Длительное (более 2 сек.) удержание кнопки дистанционного выключения массы.
О переходах звуков согласных и перегласовках в индоевропейской, и особенно в славяно-санскритской языковой области, писал немало, выдающийся русский учёный, академик Ф.И.Буслаев (1818-1897гг.). В частности, в его работе «О влиянии Христианства на славянский язык» (М. 1848г.), переизданной теперь издательством «Библиопо-лис» в книге «Исцеление языка» (Санкт-Петербург 2005г.), раскрываются многие закономерности таких переходов и перегласовок. Например, закономерность перехода гортанного санскр. г в зубное слав. з. Знающих это не удивит единство значений санскр. гима и слав, зима и, соответственно, названий Зимавая и Гималаи. Люди, ознакомленные с названным трудом Ф.И.Буслаева, с гораздо большей лёгкостью могли бы воспринять всё то, о чём говорится у нас. Но для тех, кому это не так легко, мы, забегая вперёд, поясним, что и в славянском языке из древних слов лезно и легле, тем же путём, выводятся русск. легко и легче, а за ними и полезно (облегчительно), и льзя (можно), и нельзя, и глаголы лезть, залезть, лазить и т.д. И что слово лебедь (белая), польск. labes, берётся от древнего корня лаб. От чего и река Лаба, она же лат. Альба, нем. Эльба, переводится как Белая (светлая). Это согласуется вполне с лат. albeo (белеть, рассветать) и с нашим алеть, в том же смысле. Но мало того. Говоря о белом, иначе, вольном, просторе (аланъ, елань), о белом свете, несущем в себе смыслы воли, свободы, и зная о созвучии корней лаб (бел) и лад (мир, покой), мы не можем не заметить их согласия с корнями люд (люди) и люб (любовь, любо -правильно, и т.д.). И этой чрезвычайно важной части языка человеческого мы уделяем особое внимание. 

Тонкости лингвистики

От людей, не искушённых в тонкостях лингвистики, обычно ускользает то, что учёных как раз не смущает. А именно, специалистов не смущают перегласовки (смены гласных звуков), переходы с а на я или на е, и, а то и на о или у. Такие как, скажем, в слове яблоко, производном от аблока, в свою очередь взятого от слав, объл (круглый), или, в церковно-славянском, олтарь, производном от алтарь (лат.ака-ага - возвышенный жертвенник). Случается так же нередко и выпадение гласных, к примеру, в словах злато и блато, вместо золота и болота, в названиях град и глава, вместо города и головы. Бывают и перестановки слогов (ср. слав. голос, греч. логос - слово, санскр. маназ - молитва, тюрк, намаз и т.д.). А бывает, что на всё это ещё накладываются и перемены согласных. Так при смене д на т или р на н, в одном случае, смысл слова день (свет) переходит в тень (тьму) и обратно, в другом случае, понятийно, дар добровольный превращается в дань, собираемую силой. В третьем случае у нас из слова дорога изводится тракт, когда т встаёт на место д, а кт заменяет га. После чего из тракта производится трасса. Но это уже термины не русские. Уловить общность происхождения таких слов без знания особенностей речи человеческой бывает очень трудно. Хотя нельзя сказать, что невозможно.
Стоит подумать, заглянуть в словари, в справочники, в труды исследователей сравнительной грамматики различных языков, и картина начнёт проясняться. 

Взаимосвязь неродственных языков

И действительно, в японском и китайском языках (не говоря о монгольском и всех туранских), и даже в языках островных дикарей, таковые следы находятся, хотя в гораздо меньших объёмах. Ведь как бы ни рассеялся, распавшийся некогда праязык, крупицы общего, особенно в корнях (ср. кит. ба — сила, монгол, багадур, русск. богатырь) сохраняются. И ближе к центру>к арийской и семито-хамитской группам языков, число таких связей резко возрастает. А.Мейе пишет: «В прошлом был такой момент, когда эти языки составляли один язык». И добавляет: «Уже отмечались разительные соответствия между языками индоевропейскими и угрофинскими, а так же... семитскими, с которыми связаны и "хамитские языки"; некоторые "азианийские" языки, как то: ликийский и лидийский [по сути древнехеттский]... также, быть может, произошли от того же исходного языка, как и общеиндоевропейский».
Заметим, Мейе эти строки писал в тридцатых годах XX в. А в 60-х, безвременно ушедший из жизни, советский гений языковедения В.М.Иллич-Свитыч (1934-1966гг.) успел во множестве своих трудов обосновать гипотезу о родстве индоевропейских языков, как с семито-хамитскими, так и с закавказскими {картвельскими), и с дравидийскими (языками чёрных индусов), с уральскими (финно-угро-самодийскими) и алтайскими (монголо-тюрскими, тунгусо-маньчжурскими) и т.д. Вслед за датским лингвистом, Педерсеном, Иллич-Свитыч назвал эти языки ностратическими, от лат. nostra (наш), в силу их исконной праязыковой общности. Он показал, что наречия иранские (арийские) и туранские (не арийские) имели некогда общий языковой географический корень, находившийся определённо в Азии. Оттуда же произрастают ветви языков семитских и хамитских, протянувших отрасли свои до Африки, Австралии, Америки. А в целом, этот nostra (наш) есть язык человеческий. 

Шишков

О русской речи Шишков писал так: «Язык наш превосходен, богат, громок, силён, глубокомыслен. Надлежит только познать цену ему, вникнуть в состав и силу слов, и тогда удостоверимся, что не его другие языки, но он их просвещать может».
Здесь нельзя не отметить, что богатством языка, словесностью, определяется и богатство мыслительной способности народа, мощь его талантов. Потому заимствование иной терминологии (определённословия) из языков бедных, пользы нам приносит гораздо меньше чем вреда.
По поводу французского языкового засилья в лексике русского дворянства XIX в. А.С.Шишков выступал как пламенный обличитель. Он приводил цитаты из тогдашних французских пособий по подготовке тайных агентов Наполеона: «Старайтесь истребить в государстве язык народный, а потом уже и сам народ». Шишков предупреждал, что Европа давно пьёт горькую чашу порабощения национальных языков чужесловием, и заключал: «Где чужой язык употребляется предпочтительнее своего, где чужие книги читаются более, нежели свои, там при безмолвии словесности всё вянет».
А вот насчёт того, что языки, по составу далёкие от индоевропейских, которые, на первый взгляд, и сравнивать нечего с нашими, А.С.Шишков замечал не без юмора: «Не станем утверждать, что японский и русский язык есть один и тот же; но не станем и то почитать за несбыточное дело, что в японском и русском могли быть следы, показующие единство их происхождения. Иначе мы впадём в такое же заблуждение как японцы, которые думают, что земля их, изшедшая из глубины вод, есть особая от земли других народов». 

Внедрение иностранных языков в чистый славянский

Ведь нельзя забывать, что как кровь змеи, попавшая в кровь теплокровных существ, отравляет их, так и слова языков примитивных (скудных), при внедрении их в речь великую, действуют в ней подобно яду.
Мы отмечали, со ссылкой на проф. Мейе, что архаичность (сохранность древнейшей основы) языка славянского глубже чем у санскрита, считавшегося самым архаичным языком на момент его открытия европейцами (XVIIIB.). Но уже в Х1Хв., в России, затем в Германии и во Франции, возник научный интерес именно к славянской речи. В связи с этим мы не можем не вспомнить славного имени одного из зачинателей сего движения: учёного и адмирала, государственного мужа, Президента Российской Академии Наук, и вообще печальника и заступника русского языка, Александра Семёновича Шишкова (1754-1841гг.).
Как патриот Шишков не был любим тогдашним офранцуженным русским дворянством. Ни будущие декабристы, ни реформаторы языка (Н.М.Карамзин, А.С.Пушкин) не жаловали «адмирала-филолога». Но именно он, А.С.Шишков, уговоривший Императора Александра! не мешать своим присутствием полководцу М.И.Кутузову бить Наполеона, в те годы писал: «Все древние языки, кроме славенского сделались мёртвыми или мало известными». И добавлял к тому: «Новейшие языки, заступившие место древних, потеряв первобытные слова, и употребляя только их отрасли [на мировом словесном древе], не могут более быть верными путеводителями к своим началам». 

Православный язык

Святые Отцы Кирилл и Мефодий, почитаемые как создатели церковно-славянской письменности, привнесли в наш древний язык много греческих слов и правил грамматики. Речь молитвенная (старославянская, потом церковно-славянская) строилась ими на базе болгаро-македонского диалекта. Но на Руси она не заменила речь народную. «Старославянский язык, - пишет А.И.Горшков ("История русского литературного языка" М., "Высшая школа", 1965г.), - перенесённый на русскую почву... утрачивает специфику "чужого" языка и включается в систему русского... как одна из его разновидностей». Однако с древнерусским старославянский язык не сросся. Грамматика греческая к русской речи не привилась. Язык церковно-славянский, выросший из старославянского, законсервировался, а народная речь Русов продолжала развиваться, но уже в духе светском. В результате множества литературных обработок и реформ, древнерусский язык стал заметно меняться. За тысячу лет он превратился в современный русский.
Церковно-славянский язык тоже претерпел реформирование, хотя в гораздо меньшей степени. Благодаря этому в словаре церковном почти полностью, во всяком случае, в объёме духовно значимых понятий, сохранился древнерусский словарь. И мы теперь можем им воспользоваться. Если воспользуемся, откроем неисчерпаемую сокровищницу мудрости, откроем смыслы современного русского языка и поймём, наконец, то, о чём мы говорим на самом деле. Ведь не понимая смыслов, мы порой бросаем слова на ветер, не сознавая, где и когда мы лжём невольно, или даже богохульствуем, произнося имя Божие всуе (напрасно). А ведь ложь и богохульство, это смертные грехи. Не разумеющий смыслов своей речи, человек не говорит, а бормочет и «обормочивает» других, когда несёт невесть что. Таковых называют невежами, потому что они, не ведают, и оставаясь в неведении, не могут приступить к исцелению языка, к очищению от скверны своих собственных мыслей. Ну а те «суесловы», что мнят себя особо «многознающими», выглядят обычно не как умники, а как узники в оковах чужеродных терминов (ограничителей понятий), подменивших им родные, куда более разумные и мудрые слова.